Существовала некогда интеллектуально-игровая творческая забава (кстати, очень популярная и среди авторов нынешних капустников) - сочинять маленькие спектакли в манере того или иного известного режиссера, чтобы умный зритель смог угадать, кто есть кто. Так вот "Девичник club" поставленный художественным руководителем Театра имени Пушкина Романом Козаком к началу сезона, - абсолютно полярный пример. Убери из афиши имя режиссера и название театра, никто и не догадается, кем и где это поставлено. Абсолютно унифицированное действо с участием сборной актерской команды мог предложить кто угодно, ступивший на антрепризную территорию. А таких мастеров развлекательного жанра у нас несть числа. Думаете, актеры сохранили верность своим индивидуальностям? Опять ошибетесь. В среднестатистической постановке замени одного на другого, ничего не изменится. А коль такое случается в огромном количестве столичных штатных спектаклей, поневоле крамольно задумаешься, стоит ли рвать на груди рубаху, защищая донельзя раздутые, но стабильные труппы?

Даже не поймешь, хотел ли Роман Козак в данном случае сделать "как лучше" а получилось, сами знаете как. Может, и не хотел вовсе, а просто взял установку на очередной "продажный" спектакль, то есть коммерчески успешный. Но уже всем давно понятно, что и в данном случае нужно как следует потрудиться и хоть как-то соригинальничать, не пуская все на самотек. Между прочим, ровно год назад на этих же подмостках состоялась премьера спектакля с подобной установкой "Одолжите тенора!" в постановке Евгения Писарева. И молодой режиссер вкупе с пушкинскими актерами и примкнувшим к ним бывшим пушкинцем, а ныне популярной эстрадной звездой Сергеем Лазаревым одержали замечательную победу. Не только, кстати, над публикой, но и над суровыми критиками, по отзывам которых спектакль попал в лидирующую десятку минувшего сезона.

Роман Козак куда профессиональнее Писарева и уж, во всяком случае, куда опытнее, а главное актерское трио (Вера Алентова, Лариса Голубкина и Мария Аронова) и вовсе состоит из звезд. Так почему же все сделано и играется словно бы "вполноги" то раздражающе медлительно и скучно, то натужно-грубовато? Впрочем, и сама пьеса Айвона Менчелла (перевод Михаила Барского) непонятно чем прельстила авторов спектакля. Она скучна, утомительно банальна и полна каких-то бутафорских страстей и переживаний. Правда, стоит оговориться, быть может, такое впечатление создалось "благодаря" конкретной постановке. Возможно, у кого-то получилось бы позажигательнее. Но уж что имеем, то и кушаем.

В таком же бутафорски-невыразительном оформлении (художник - Игорь Попов) все и происходит. На заднем плане - вариант стандартной гостиной, на переднем - могильные плиты, заросшие плющом. "Девичник club" - вдовья троица: Люсиль (Вера Алентова), Ида (Мария Аронова) и Дорис (Лариса Голубкина). Овдовевшие дамочки после ежемесячного посещения родных могил собираются в доме у Иды на традиционные посиделки - не столько затем, чтобы погоревать, сколько для обсуждения жизненных перспектив хорошо сохранившихся вдов.

Героини Менчелла - не характеры, но, скорее, маски. "Веселая вдова" Люсиль - Алентова в умопомрачительных нарядах и париках, изображающая роковую красотку, которой годы не помеха. Добропорядочная Дорис - Голубкина, старательно играющая вдову безутешную, с вечным платочком у хлюпающего носа. И менее других прямолинейная Ида - Аронова, умеющая и со вкусом погрустить, и тут же решиться на новое любовное приключение. А все страсти отнюдь не кипят, но тихо булькают на медленном огне вокруг вдовца Сэма (Борис Дьяченко), пугливого, как все мужчины, не знающие, чего они хотят.

Да, не нов этот сюжет, к тому же отлично ложащийся на любое время и ментальные приметы. Но, право же, бродвейская установка на декоративность чувств и поступков явно мешает. Наш бы автор развернул все внутрь человека, душу бы вынул, слезы пришлось бы отжимать с вечерних туалетов. А тут все чинно-благородно, иногда смешно, временами трогательно, а в целом - никак. Так что же делать, явно задумались режиссер и актрисы. Понятно что - периодически подпускать "цыганочку с выходом" и прочие антрепризные "номера" И тут же Ида - Аронова сопроводит фразу: "Я как лошадь скаковая" мощными прыжками по сцене. А Алентова - Люсиль, раскрашенная и разодетая в пух и прах, начнет демонстрировать ужимки и прыжки, ей абсолютно не свойственные, причем даже в комедийно-театральном варианте. Вот разве что Голубкиной с трюками не повезло, не хватило их ей, но и это мало что меняет в общей картине.

Поскольку же действо, вероятно, изначально выстраивалось по антрепризным канонам, то где-то на полпути с замиранием сердца начинаешь ждать: вот сейчас все запоют и пустятся в пляс. И что самое страшное, дожидаешься - сильно подвыпившие дамочки выходят на середину сцены, и давай откалывать пластические номера в меру собственных хореографических способностей и грациозности. Под бурные аплодисменты зрительного зала, естественно. Но уже, к счастью, далеко не всего, потому что многим явно захотелось спрятать глаза.

Винить артистов - зряшная затея. С другой стороны, они сегодня достаточно востребованы, чтобы иметь право выбора. Но если Мария Аронова, которую некогда называли "второй Раневской" давно уже стала примой антрепризного жанра со всеми вытекающими отсюда последствиями, то две другие актрисы, наверное, могли бы и поостеречься. Впрочем, чувство меры и вкуса им изменяет не всегда, все-таки талант и профессионализм не "протанцуешь". Беда в том, что в подавляющем большинстве эпизодов другой тональности им просто нечего делать. Томительные разговоры или монологи с двусмысленными остротами и неоправданно затянутыми паузами, повторяющиеся коллизии, уже со второго раза перестающие быть смешными, и т.д.

Сентиментальные моменты в пьесе все же отыскать можно, и именно они, настоянные на проблесках живого чувства, удаются актрисам более всего. Та же Аронова - Ида, даже стоя почти спиной к зрителям, так играет сцену прощания с Сэмом - Дьяченко, что в какой-то момент мурашки по спине бегут. Или предфинальный монолог Алентовой - Люсиль у могилы непонятно зачем скончавшейся Дорис. Но, увы, эти удачные фрагменты - не сильная сторона режиссуры Козака в данном спектакле. Он, вероятно, хотел другого - забавного зрелища, но его не получил. А что вышло? Скучноватый, весьма средний и временами натужно-веселый спектакль, после чего всем его создателям и участникам, к которым всегда относился с уважением, хочется задать рекламный вопрос: "Вы этого достойны?"